Содержание:

  • Почему в нашей культуре не принято говорить о сексе
  • А может, все-таки не надо?
  • Дикое необузданное животное
  • В натуральную величину — это слишком!

Нашим соотечественникам страшно говорить о сексе не только с детьми — со взрослыми тоже. Ведет ли сексуальное просвещение к распущенности? Нужно ли юношам и девушкам изучать анатомию половых органов — своих и партнера — причем на практике и до того, как дело дойдет до секса?

Часто тренинги, посвященные развитию женской сексуальности, начинаются со слов «Нас ведь никто не учил», на которые участницы активно кивают. А это незнание ведет к неуверенности, ощущению стресса и тревоги в процессе, казалось бы, самого приятного действа на свете.

Кроме того, если оба партнера выросли в среде, превращающей сексуальность в некое невербальное действо, которое должно произойти само собой, то им крайне сложно спокойно пообщаться на тему секса, поговорить о желаниях и предпочтениях друг друга. А это заводит сексуальную жизнь пары в тупик.

Бывает, что после тренинга 50-летняя женщина сидит с отсутствующим взглядом. На вопрос «Что с вами?» отвечает, чуть не плача: «Как же я не знала этого раньше!.. Вся жизнь прошла!» или «Теперь я понимаю, почему рушатся браки!».

Почему в нашей культуре не принято говорить о сексе

Табу на сексуальность — одно из самых мощных в западной культуре. Исторически сложилось, что таким инстанциям, как церковь или армия, было выгодно иметь людей без влечений: проще ими управлять и подавлять их.

Для контраста: в китайской культуре и медицине сексуальная энергия считается энергией жизни — ци. И если она подавлена, то человек болеет или как минимум тонус его низок: у него постоянная усталость, отсутствие энтузиазма и какой-либо тяги к творчеству. На Востоке интимная близость воспринимается как таинство и путь к духовному росту.

Западная же культура многие века подавляла сексуальность, вытесняя ее в публичные дома и порнографию. Зигмунд Фрейд был первым, кто дерзко заявил о важности сексуального удовлетворения для здоровья, да и то, вероятно, лишь потому, что беснующиеся истеричные женщины не давали спокойно жить благородным мужам.

Его последователь Вильгельм Райх особенно жарко ратовал за отмену репрессивной морали и половое просвещение. Он же осмелился заявить в XIX веке, что человек является полностью психически здоровым, если он способен испытывать глубокий всепоглощающий оргазм, подразумевающий принятие своего тела и контакт с ним, крепкую эмоциональную связь с другим человеком и способность доверять и расслабляться.

Последователь Вильгельма Райха Александр Лоуэн, психотерапевт, доктор-кардиолог и автор многих книг, напрямую связал риск инфаркта с непринятием сексуальности и, как следствие, телесной зажатостью, которая дает чрезмерную нагрузку на сердце.

Сегодня даже церковь скорректировала свои позиции.

1928 год. Книга «Техника брака. Совершенный брак — опыт исследования и техники», описывающая технику секса, способствующую женскому вагинальному оргазму, оказалась в списке изданий, запрещенных католической церковью.

2018 год. «Сексуальность и секс — это дар Божий, а не табу. У него есть две цели — любовь и создание жизни. Настоящая любовь страстная. И страстная любовь между мужчиной и женщиной ведет к вечной жизни. Всегда. И ее (любовь) отдают и душой, и телом». Это ответ Папы Римского Франциска на встрече с молодыми людьми во Франции 24-летней девушке, которая рассказала ему о трудностях обсуждения тем любви и сексуальности со старшим поколением.

А может, все-таки не надо?

Когда начинается разговор о сексуальном просвещении, неважно, детей или взрослых, обязательно появляются вопросы вроде таких:

  • Но что же будет с девушками, которые будут считать, что секс — это нормально или даже хорошо?
  • Как будут вести себя подростки, если их не пугать страшилками про мастурбацию?
  • Чем закончится, если вдруг и учителя, и родители станут открыто и без стеснения говорить о сексе?
  • Сейчас у подростков половая жизнь начинается рано, разве это хорошо?
  • Сегодня информация о сексе исходит из каждого столба, молодежь только об этом и думает!
  • Во что превратится интимная жизнь, если о ней говорить?

Я вижу за этими вопросами прежде всего страхи. Страхи, вскормленные не десятилетиями и не столетиями. Страхи, идущие из глубин веков.


Дикое необузданное животное

Главный из них — это страх беспорядочной половой жизни, которая захлестнет людей, лишенных запретов и страшилок.

По этой логике, если убрать запрет, то единственное, чем люди будут хотеть заниматься — это секс. Допущение, что секс — это мощная неконтролируемая штука, защититься от пагубного влияния которой на жизнь можно только извне, напоминает мне страх женщины, сидящей на диетах: «Если я перестану морить себя голодом и считать калории, то обязательно стану жирной как свинья!».

В подобной логике не допускается вариант жизни, при котором женщина питается тем, что ей сейчас по вкусу. Осознает голод и осознает сытость, т.е. у нее налажен контакт с телом. Достаточно двигается, что тоже про способность слышать потребности своего тела — и при этом стройна и довольна жизнью. Она не чувствует себя в клетке, она чувствует себя свободной есть то, что хочет, — и при этом осознает ответственность.

Увы, у нас нет культуры гармоничного взаимодействия с телом. Россия довольно дикая страна в этом смысле — вспомнить хотя бы такие поведенческие паттерны, как «напиться и забыться», или бояться пойти к врачу, если заболел.

В нашей культуре мало кто умеет слышать свое тело и помочь ему на стадии, когда оно говорит: «Внимание, мне здесь нехорошо». Только когда тело уже кричит и заявляет болезнью о своем несогласии с образом жизни, люди идут к врачу и жалуются на тело, говорят: «Доктор, почините — эта штука сломалась!».

Никаких профилактических мер, как на Востоке: расслабляющих техник, медитаций, йоги, успокаивающей ум и укрепляющей тело. Наш девиз: «Ем, пока не лопну, а потом ругаю себя! Потом страдаю, что толстый и не могу похудеть».

При таком невежественном подходе к своему телу и эмоциям, в том числе и к сексуальным желаниям, потребностям и чувствам по поводу них, человеку кажется, что внутри него — дикое необузданное животное. Очень страшно дать волю этому зверю: кажется, он сокрушит все вокруг. И тогда выход один: контроль, строгая мораль, запугивание и наказания. Строгий ошейник и короткий поводок.

Вопрос: если ребенку не давать конфет, строго наказывать его за мольбы о сладком и воровство с полки, не объяснять про сахар и не прививать осознанное вкусное и здоровое питание, то что он будет делать, оставшись с конфетами один на один?

Ответ: объестся ими. Ему будет казаться, что свет сошелся клином на этих конфетах. Он будет думать о них и все время искать шанс полакомиться!

В натуральную величину — это слишком!

Второй страх, который я наблюдаю, заключается в том, что от разговоров и обсуждений секса он потеряет интимность и что-то важное, сокровенное.

Анатолий, 55 лет, прочел в новостях, что в Нидерландах проводят уроки полового воспитания и используют для этого манекены в натуральную величину. Он негодовал!

Если честно, я не сразу поняла, что именно его так возмутило. Оказалось, ему показалось ужасным, что в образовательных целях применялись натуралистичные макеты половых органов.

Я спросила: «И почему же вас это возмущает?» — мне самой это казалось довольно разумным и полезным. Он искренне выпалил: «Ну тогда не останется никакой интимности, когда дело дойдет до дела».

Иными словами, увидев член в реальной жизни, девушка не замрет в трепете, а подумает: «А, так это ж как на манекене — все ясно!». Не будем углубляться в философские размышления о том, почему мужчине так важно, чтобы, узрев его достоинство, девушка испытала несказанный восторг; почему мужчине важно думать, что ничего подобного она никогда в жизни не видела.

Как герою анекдота — новоиспеченному супругу, который вымазал член зеленкой, дабы проверить свою невесту на непорочность. И когда, увидав зеленый член, она вскрикнула: «Боже, что с ним?!» — супруг со зловещим подозрительным блеском в глазах завопил: «А какой ты еще видела?!».

Мне хорошо известно от участниц тренингов: неизвестность по поводу того, как устроен пенис, куда можно давить, а куда нельзя, доставляет женщинам массу тревог в сексе! Вместо трепета они чувствуют сильное смущение, неуверенность и стыд за свое незнание… Волнуются, что сделают что-нибудь не то.

Так что мужчине, может быть, приятно оставаться в плену иллюзии, что, расстегнув ширинку, он озарит комнату сокровенным светом, но женщина в этот момент, бывает, испытывает диаметрально противоположные чувства.

Когда женщине спокойно объясняют теорию с натуральным манекеном, когда можно попробовать и потренировать навыки прикосновения, у нее просыпается уверенность, дающая расслабление, а значит, возможность получать удовольствие и возбуждаться, а не переживать и напрягаться во время интимной близости.

Источник: 7ya.ru