Содержание:

  • Боимся неопределенности
  • Не хотим брать на себя ответственность
  • Думаем, что воспитываем, а на самом деле…
  • Почему мы оказываемся правыми?
  • А что если не знать?
  • Как перестать говорить «А я говорил!»
  • Как избавиться от занудства

Ребенку выдали задание на лето, а он к нему не притронулся. В начале учебного года понял, что зря не сделал, расстроился. «А я же говорила!» — вот-вот сорвется у вас с языка, но лучше бы вовремя остановиться. Занудство — одна из самых неприятных вещей в мире, и не стоит пополнять и так немаленькую армию зануд. Почему эта фраза явно лишняя и что сказать или сделать вместо нее?

Когда есть ответ на любой вопрос, причем весьма подробный и определенный, — я называю это одним из самых противных мне понятий — занудство.

Помните: «Учились бы, на старших глядя! Я, например, или покойник дядя…» Старшему поколению весьма рекомендую держать эту фразу на задворках сознания. Лично мне очень помогает, когда в порыве воспитательного занудства я ее вспоминаю и произношу. Дети ничего не замечают, а я свой пыл охлаждаю.

О чем речь? Вот о таких фразах и им подобных:

«Я же говорила: оденься потеплее!»
«А я говорила, что не получится!»
«А я говорил(а), что так и будет!»
И просто: «А я говорил!»

Вроде бы сомнительное удовольствие оказаться правым в том, что что-то будет плохо, но как мало людей готовы себе в нем отказать. И как часто в ответ на наше сообщение о неприятностях мы слышим в ответ не сочувствие, а «я тебе говорил».

Лично у меня всего несколько человек есть по жизни из большого числа родственников и знакомых, которым я могу рассказать о своих трудностях и неудачах без опасения услышать в ответ это банальное торжество. Чем же это так притягательно: «А я говорил — будет дождь»?

Боимся неопределенности

Страх. Нами правят страхи. Плохо это, хорошо ли, но факт. Мы живем тем, чего боимся. Мы развиваемся, преодолевая одни страхи и приобретая другие. Одни страхи более понятные и простые — голода, бездомности, потери, одиночества. Другие похитрее: остановиться в развитии, чему-то соответствовать…

Страх неопределенности всегда был одним из базовых, ведущих. На ранних стадиях цивилизации это была, если можно так выразиться, более конкретная неопределенность. Страх ночной темноты, грозящей хищниками и другим врагами, страх природных явлений, страх не найти пищу или замерзнуть… По мере развития цивилизации человек задвигал эти страхи все дальше и дальше на периферию своего существования. Вот и я, много раз написав «страх», имею в виду скорее тревогу.

Так же тщательно, как человечество старалось оградиться от голода и хищников, оно расправлялось с неопределенностью. Религии, науки, предсказания, невероятный уровень специализации и доверия к специалистам — вот основные культурные защиты от неопределенности.

Хитрость в том, что неопределенность победить нельзя — это не хищник и не холод. Это «просто» Космос, который по большей части — Хаос.

Мы продвинулись очень далеко, предсказывая погоду и экономику, мы умеем планировать и ставить диагнозы. Но неопределенность не исчезает, и тревога, ею порождаемая, также.

Не хотим брать на себя ответственность

Ответственность. В разной степени это есть почти у всех нас. Нас приучали, дрессировали отвечать. И, раздавая советы направо и налево, мы страхуемся от бремени этой ответственности. Заметьте, чисто эмоциональной. Чувство ответственности также источник многих тревог.

Мы щедро раздаем реплики и советы обо всем, без каких бы то ни было запросов, прогнозируем кучу негатива, чтобы потом только иметь возможность сказать «я же тебе говорил», то есть «виноват ты, а не я». Однако эта расстилаемая всюду солома явно с гнильцой.


Думаем, что воспитываем, а на самом деле…

Родители. «А я тебе говорил» — одна из фраз классического родительского запаса. Почему? Видимо, потому, что именно родители максимально подвержены страхам неопределенности и ответственности.

— Двойка по физике…

— А я говорил: заниматься надо больше!

Здесь звучит попытка закрепиться в роли знающего, провидца и одновременно снять ответственность за результат. Это второй акт балета, первый был сыгран накануне: «Тебе надо уроками заняться, а не… а то завтра…»

Заметьте, как на каждом этапе много мы теряем.

«Тебе надо…» — мы пробуем отнять у человека возможность разобраться в своих потребностях и приоритетах.

«А то завтра…» — мы забираем себе право предвидеть, а заодно и программируем.

«Я же говорил…» — и вот можно ожидать раздражение и депрессию, злость и бессилие, а потом бестолковые протесты по жизни и капитуляции «отец был прав…», «мама была права…».

И ладно, когда это про уроки. А когда про любовь , семью, карьеру…

Если уж мы не можем быть совсем безучастны, надо стараться сосредоточиться на первой рекомендательной части и там же остановиться. Если уж никак не сдержаться, бурчите «а я говорил» себе под нос.

Уверяю вас, любой ребенок (да и взрослый) вспомнит, что вы его предостерегали, и родители приобретут весьма полезный кредит внимания и доверия, который аннулируется последующими репликами.

Человек делится с вами своей печалью, унижением, болью и, конечно, помнит о предупреждении. А вы ради сомнительных бонусов бьете его под дых своей бестактностью! Или вы можете среагировать как маленькие дети или истинно сопереживающие люди? Приобнять, погладить, просто сказать: «Жаль…»

Почему мы оказываемся правыми?

Собственно, над этой темой я начала задумываться, когда 7-летняя дочь на мое заявление «а я говорила…» ответила вопросом: «А зачем ты это говорила?».

Есть мистические аспекты притягивания. Мистические, но безусловно существующие. У богов много работы, и им не до того, чтобы разбираться в тонкостях языка и интонаций (хотим ли мы действительно того, о чем говорим).

Еще есть совсем научно доказанный феномен родительского программирования. Эффект двойной фразы. Его легко проверить на себе, вспомнив детство. Родители говорят: «Не ешь много, будешь толстым» или «Учись хорошо, а то будешь неудачником». Первая часть фразы осознается, и с ней человек работает (соглашается, спорит, принимает, сопротивляется). Вторая часть идет в подсознание и становится программой.

А дальше работает самооправдывающийся прогноз и иллюзия снятия ответственности за произошедшее.

А что если не знать?

Принятие неопределенности — один из показателей зрелости психики (и человека, и социума). А в детях его куда больше. Интересно, правда?

И по жизни куда приятнее и интереснее с людьми, реагирующими живыми непосредственными эмоциями (удивлением, сочувствием, радостью). Куда приятнее услышать «Неужели?», чем «А я знал!». И когда люди и события получают ваше принятие, оно постепенно становится приятием, то есть всем приятно!

Как перестать говорить «А я говорил!»

Лучшее средство — чувство юмора. Постарайтесь замечать, когда из вас выскакивает это «АЯГ», и задавать себе тот самый вопрос: «А зачем я говорил?». А если сможете сдержаться и промолчать — проследите позитивный эффект.

А как быть с занудами, достающими нас своим «а я говорил!»? Ну с кем-то можно и поговорить об этом. Но зачастую бороться бесполезно. Самые опасные зануды — те, что себя таковыми не считают.

Смело принимайте их правоту. Начинайте свой рассказ с «ты был прав» и заканчивайте «был дурак, тебя не слушал». И жалейте их, любите, им тяжелее. Вы всего лишь пережили что-то неприятное, а они живут этим долгое время — предчувствуют, ждут, реагируют… Быть правым зачастую не так уж приятно.

Смешно

В жизни смешного, конечно, полно!
Очень люблю я смешное кино.
В сказках смешные бывают места.
Котята смешны от ушей до хвоста.
Брат мой смешной, когда кем-то наряжен,
Мама, бывает, такое расскажет,
Что долго мы вместе хохочем с сестрой.
И клоуны в цирке смешные порой.
Часто от смеха сдержаться мне трудно…
Но нету смешней ничего, чем Зануда!
Он очень серьезен и часто сердит,
И об одном все твердит и твердит,
Бубнит он, ворчит, узнает все дотошно…
И пусть вам вначале покажется сложно,
Вы очень, ребята, цените его —
Смешней не найти на Земле ничего!

ЮЖе

Как избавиться от занудства

Я очень люблю приводить в пример детей, чтобы объяснить, что такое «без занудства». Скажите взрослому, что у вас что-то болит или дома холодно. Получите в ответ советы, рецепты, личные истории и «а я говорил». Скажите ребенку — он пожалеет, посочувствует или просто выслушает. К старости надо опять научиться: выслушать, пожалеть, помолиться.

Как святые выслушивают раздирающие нас вопросы, кивают, похлопывают по плечу — все будет хорошо. Это не остановка развития. Это мудрое невмешательство не в свой уровень.

А если это профессия — учить, если, как говорится, «по долгу службы» (и не только если вы — школьный учитель, но и если просто родитель)?

Мое убеждение: вы ничему не можете научить ребенка. Вы только можете стать кем-то, у кого ребенок (или взрослый) захочет научиться.

Источник: 7ya.ru